Эфа де Фокс
...after time adrift among open stars. Along tides of light and through shoals of dust. I will return to where I began...
Автор оригинала: NeverwinterThistle
Оригинал:archiveofourown.org/works/760804/chapters/14235...
Переводчик: Эфа де Фокс
Основные персонажи: Корво Аттано, Антон Соколов, Эмили Колдуин, Джессамина Колдуин, Чужой, Джефф Карноу, Каллиста Карноу, Адмирал Хэвлок
Пэйринг: Корво Аттано/Чужой
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Мистика, Экшн (action), AU
Предупреждения: Насилие, Смерть второстепенного персонажа, Coffe shop AU, Mild Spoilers for The Knife of Dunwall and The Brigmore Witches, Complete with struggling actors and a theatre district


Глава 2. Водка со вкусом Бездны


Что бы люди ни говорили об Адмирале (а Корво и сам мог бы добавить к этому нелестных эпитетов, хотя самые скверные все равно осторожно держал при себе), он соображал быстрее, чем журналист, почуявший скандал, поэтому «военный сбор» созвали еще до конца вечера. Разумеется, они не могли закрыть «Песью яму» посреди самого напряженного часа, так что Адмирал и Лорд Пендлтон просто сидели у бара, драматично стараясь говорить тихо, а Корво придумывал, как разнообразить ответы на одни и те же вопросы, попутно обслуживая посетителей и старясь выглядеть обрадованным этим.

- Расскажи еще раз, Корво. Он сказал, что ему понравилось наше меню?
Корво склонился над коктейлями из шампанского, которые готовил для группки молодых светских львиц. Те тихонько хихикали, заняв одну из кабинок, и сверлили взглядами его спину. Это было так же неприятно, как и взгляды, которыми сканировал его Адмирал. И это было вдвойне нечестно.

- Он заинтересовался разнообразием. И я вам уже об этом сказал. Я не знаю, когда он вернется, да и вернется ли вообще.
- Да, он славится любовью к играм разума, тут я отдам ему должное, - Адмирал оперся на барную стойку; он был хмур и в руке держал стакан с виски. – И я очень разочарован, что ты раскритиковал его выбор напитка.
- Я не…
- Завуалированная критика так же сильна, как и высказанная прямо. Корво, я ожидал большего от тебя. Задача команды – чтобы судно было на плаву; одно слабое звено – и все пойдут ко дну.

«Да ты даже на корабле никогда не был», раздраженно подумал Корво, вытаскивая из банки коктейльные вишенки, чтобы украсить напитки.
- Он удивил меня, - вместо этого сказал он. – Я отреагировал неправильно, но я буду готов в следующий раз.
Слова пустые, но Адмиралу хотелось их услышать.

- Уоллес мог бы справиться с этим лучше, - внезапно встрял Лорд Пендлтон. Он покачивался, вино едва не выплескивалось из бокала, когда он размахивал руками. А ведь еще не полночь; кто-то сегодня рановато набрался. – Я могу поручиться за его способности вести себя с представителями… высшего класса. В конце концов, он верно служил моей семье достаточно долго, чтобы приобрести навыки общения с элитой.

Он ухмыльнулся и залпом допил остатки вина. Поставил бокал на стойку и выразительно посмотрел на Корво.

- Это не займет много времени, я просто отнесу это посетителям, - сообщил Корво и получил в ответ неприятный взгляд, что, на самом деле, было в порядке вещей. Уоллес отсутствовал, доставлял цветы новой пассии Пендлтона, восходящей звезде сопрано, Талии Как-ее-там; так что Корво был его лучшим вариантом. А еще вся выпивка этого засранца была за счет заведения, так что чаевых тоже было не дождаться.

Лорд Пендлтон происходил из знатного рода. Они были богаты, пока все состояние не унаследовали два его брата, которые начали соревнование «Кто быстрее промотает семейные денежки». Вечеринки, проститутки, баснословно дорогие украшения для толпы старлеток, и сотни других вещей, которые Корво даже не мог представить. Он с такими деньгами мог позволить себе квартиру, или даже студию, нанять профессионального агента, чтобы тот подыскивал ему подходящие роли. Он мог бы дать Эмили настоящий дом.

Но братьев Пенддлтонов отличало полное отсутствие делового чутья, так что в итоге Тревор Пендлтон оказался здесь, пил самое дешевое винтажное вино, и верил байкам Адмирала о его «иностранном происхождении» и «нотках дуба». Он также повелся на разговоры о том, что «Песья яма» - выгодное предприятие и в него стоит вложиться. Это было несколько лет назад – огромной прибыли пока было не видать, а Пендлтон явно не собирался покидать их. Большую часть вечеров он был слишком пьян, чтобы найти путь к семейному поместью. Для него всегда была готова комната на втором этаже, а у Сесилии всегда была незавидная работа убирать оттуда пустые бутылки и стаканы из-под выпивки.

«Хорошо, что Пендлтон тут, - говорил Хевлок. – Это добавляет нашему заведению… уровень, класс». Это уравновешивало неизвестность, или, в случае с Корво, дурную славу, сотрудников.

Женщины рады видеть его, хотя еще больше они рады своим коктейлям. Корво уклоняется от их кокетливых улыбок и попыток прикоснуться к нему или пошутить. Джессамина справилась бы с этим гораздо лучше.

- Значит, мы договорились, - сказал Адмирал, когда Корво вернулся с пустым разносом. – Чтобы не раздражать его еще больше…
- Кто-то другой обслужит его, когда она придет снова? – устало спросил Корво. – Ладно. Хорошо. Меня это не волнует.

Их обсуждение теперь больше похоже на стратегию, хотя ни Адмирал, ни Пендлтон в этом не сильны; вот только Мартина нет поблизости, так что они останавливаются на этом. Корво перестает обращать на них внимание и занимается новым заказом, в этот раз для группы полупьяных парней. Они все носят высокие шляпы на головах, так что они или члены местной банды или просто идиоты; в любом случае, есть возможность получить неплохие чаевые. Корво старается быть приветливым, когда они заказывают шоты и «что-то с огоньком, приятель!».

Некоторые аспекты его работы Корво даже нравятся, и он не стал бы отрицать, что испытывает некоторый трепет, поджигая алкогольные коктейли. В этом, скорее всего, лежит какое-то нездоровое подсознательное проецирование, но это лучше, чем и в самом деле сжигать что-то. Он вливает слоями ликеры Калуа, Бейлиз и Куантро в огнеупорные стаканы. Уоллесу никогда не удавалось ничего подобного: Корво видел, как он пытался, но Уоллесу лучше не браться за что-то сложнее кофе и стирки вещей Пендлтона. Наука добавить второй и третий слои с помощью барной ложки совершенно не подвластна ему и все в итоге превращается в жуткое месиво. К счастью, Пендлтон всегда слишком пьян, чтобы обращать на это внимание.

Корво добавил последний слой рома, и один за другим поджег шоты под громкие аплодисменты тех, кто оказался рядом. Коктейли горели, отбрасывая причудливые тени на тех, кто прильнул посмотреть. Корво подумал, что есть в этом что-то особенное, как огонь притягивает к себе людей. Сложно отвести от него взгляд.

- Отлично вышло, Корво, - Каллиста подошла, чтобы отдать клиентам металлические соломинки и забрать плату за коктейли, и Корво внезапно оказался по уши в заказах на горящие шоты. Эту часть вечера он действительно любил. Он провел добрый час, подавая горящие «Лемон дроп», «Бэкдрефт» и «Пампкин пайз», и получая вполне достойные чаевые.

Корво, Каллиста и Сесилия довели искусство групповой работы до совершенства, и вечера, когда они работали вместе были самыми приемлемыми. Была очередь Лидии укладывать Эмили, поэтому они трое очень продуктивно распределили обязанности: Каллиста принимала плату, а Корво и Сесилия готовили напитки. Воздух вскоре наполнился ароматом алкоголя и жженой корицы, посетители стали словно терять очертания, а они перемещались за барной стойкой так, будто читали мысли друг друга.

В какой-то момент у Корво выдался кроткий перерыв, и он оперся о барную стойку, делая вид, что протирает ее тряпкой, на случай, если Адмирал спустится к ним. У него болела спина, а до закрытия было еще два часа. Черт.
Кто-то стоял позади него.

- Ты правда встретился с ним? – прошептала Сесилия и Корво подпрыгнул от неожиданности. Никто никогда не слышал, как она подходит, и это привело к более чем одному происшествию. Она делала это не специально, насколько он знал, у Сесилии никогда не было плохих намерений. Она просто не любила громкого шума. Или вообще шума, если на то пошло.
- К сожалению, да, - ответил Корво уголком рта. Им нельзя было болтать во время смены.
- Он тебе не понравился? Какой он?
Корво хмыкнул.
- Выглядел приятным человеком, пока не открыл рот. А потом оказалось, что он такой же, как все остальные, только костюм получше.
- Оу, - у Сесилии была эта странная привычка: заламывать руки с отсутствующим видом, когда она разговаривала с кем-то, будто не могла оправдать время, проведенное не работая. По крайней мере, Корво надеялся, что это привычка, и на самом деле она не боится его. Они работали вместе достаточно долго, чтобы она поняла, что Корво не способен причинить кому-то вред.

Даже если бы он знал, кто убил Джессамину, он не смог бы отомстить за нее. И эта постыдная мысль будет преследовать его всю оставшуюся жизнь. Однажды Эмили спросит у него, «кто?», «зачем?», а он не сможет ей ничего ответить.

- Корво, отправляйся спать, - Сесилия аккуратно взяла тряпку из его несопротивляющихся пальцев; он просто стоял, уставившись в стол уже… кто знает, сколько времени, но этого хватило, чтобы обеспокоить ее.
- Извини, я…
- Иди спать, - повторила она, и подошла ближе, помогая снять фартук. – Пендлтон уже отрубился, а Адмирал ушел, хотел узнать, куда запропастился Мартин. И я видела, что Лидия и Уоллес уже спят, когда была на перерыве.
- Сесилия, я не могу, мне нужны деньги от этой смены. – Доброта Адмирала не распространялась на арендную плату, поэтому, все жили в комнатах наверху, каждый платил за электричество, газ, интернет, оплата продуктовых счетов, а Корво платил еще немного сверху, за Эмили… к тому же, ему самому нужны были новые вещи. То, что у него есть уже не годилось для прослушиваний. Он существенно исхудал и ничего больше не подходило.

- Иди, - такой твердый голос от Сесилии редко можно было услышать. – Мы скажем, что ты был тут все время, и никто не заподозрит, что это не так. И я знаю этот взгляд. Тебе нужно поспать, если не хочешь свалиться в обморок.
Он ушел, в конце концов, под одобряющую улыбку Сесилии. Уже было слишком поздно, чтобы зайти к Эмили и проверить, как она там, но Корво все равно постоял у ее закрытой двери. «Песья яма» скрипела и постанывала, старое дерево готовилось к ночи, и далеко внизу был слышен гул из бара.

Из комнаты Эмили не доносилось ни звука. Все ли в порядке? И, насколько это было бы невыносимо для него, Корво хотелось, чтобы он услышал, как она плачет во сне. Это послужило бы причиной зайти к ней, и успокоить; он очень беспокоился о том, что они отдалялись друг от друга. Она проводила так много времени с Адмиралом. Как он мог объяснить ей, что этому человеку не стоит доверять, если сам полагался только на собственные инстинкты. Они были куда ближе друг другу, когда была жива Джессамина. Тогда именно Корво помогал Эмили с домашней работой и делал ей горячий шоколад, сидя внизу в баре, а Джессамина могла насладиться временем в одиночестве и спокойно порепетировать наверху. Он не был отцом Эмили, но очень старался исполнить роль папы, когда это было необходимо. Это было так естественно.

А теперь он видел ее примерно дважды в день; и все, что он мог бы ей дать – только разочарование. Его собственные ошибки пожирали его изнутри.

Комната Корво располагалась на самом верхнем этаже «Песьей ямы». На самом деле «комната» - слишком громкое название для того, что на самом деле было чердаком: отслаивающаяся краска, подгнившая древесина и обломки всех форм и размеров, как на заброшенной стройке. В самые мрачные времена Корво ложился на свой продавленный матрас и думал, что живет на свалке. Он окружен мусором и не удивительно, что он так хорошо вписывается.

Он снова жалеет себя. Это его никуда не приведет. Пока Корво готовится ко сну, он старается сконцентрироваться на позитивных сторонах. Одна из них – работа, хотя он и ненавидит ее иногда. У него медленно растущие сбережения, и, хотя растут они со скоростью передвижения улитки, Корво все равно их проверяет каждую неделю и никогда не берет оттуда ни монетки. Это его путь выбраться отсюда, его и Эмили, и может еще Каллисты, если она захочет оставить работу тут и попробовать устроится на новом месте. Где бы то ни было, не важно, главное, забрать отсюда Эмили, чтобы никто не смог воспользоваться ею и ее наследством. У девочки есть будущее, которого нет у него. И Корво удостоверится, чтобы она воспользовалась своим шансом. Подальше от «Песьей ямы», в новой, чистой квартире, вернувшись в школу. В Дануолле полно ужасных бюрократов, но, если потребуется, Корво поклянется, что он – отец Эмили. Он сделает все для ее безопасности.

Корво даже не заметил, как уснул. Должен был, потому что, когда он открыл глаза, комната выглядела совсем по-другому.

Голубое свечение проникало сквозь трещины в потолке и Корво ошеломленно смотрел вверх со своей кровати.

Он подумал, как он мог не замечать этого раньше. «Вот когда пойдет дождь, я…» Кажется, трещины распространились и по стенам, большие, неровные, свозь которые проникало еще больше яркого синего света.

Корво сел на кровати и обнаружил, что чердак стал гораздо меньше, чем был до этого. Там, где раньше был проход в неиспользуемую комнату, теперь была каменная стена.

«Ха. Пожалуй, пора поговорить с Адмиралом о пересмотре арендной платы. Надо бы поработать над этим».
Корво поднялся и двинулся к двери, ибо его комната сошла с ума, и он собирался извлечь из этого выгоду и немедленно поговорить с Адмиралом, прежде чем придется платить за эту неделю. На пути от кровати до двери он придумал вполне хороший план, в котором он был твердым, но справедливым, собирался стоять на своем и не отказываться от своих требований, как вдруг дверь отворилась сама собой.

Что за…

«Песья яма» исчезла. Это место…было синим. В любом направлении, куда бы не смотрел Корво, все было синим, бесконечным и неизменным. Какой-то мусор парил в пустоте: канделябры, роскошные театральные кресла, случайные столбы и арки, которые скорее выглядели как театральный реквизит. Фонарные столбы стояли в воздухе, гирлянды фонариков свисали сверху вниз, нависая над крючками, к которым крепились. Они мягко покачивались, хотя никакого ветра не было. Корво не мог понять, что он должен был почувствовать от этого, когда витая спиралью лестница материализовалась перед ним…

Материализовалась? Нет, нет, она всегда была перед ним. Он просто ее не видел. Держась рукой за перила, Корво поднимался вверх; медленно по началу, но затем все быстрее ускоряя шаг. В конце он уже почти бежал, поднимаясь и поднимаясь по кругу, хотя он и не был уверен, что найдет в конце лестницы. Только знал, что это что-то очень важное и он не должен упустить это. Ступенька за ступенькой; металл гудел, а под его ногами распускались розы.

Внезапно лестница закончилась и Корво обнаружил, что наверху ничего нет. А затем…
- Здравствуй, Корво, - тихо произнес Чужой. – Твоя жизнь здорово переменилась, верно? Императрица мертва, ее драгоценную доченьку Эмили отбирают у тебя, и, хотя ты не знаешь, как, тебе предстоит сыграть важную роль в пьесе, которая будет написана. Для этого я и выбрал тебя.

Если Корво посчитал его бледным в реальном мире, тут он еще хуже. Голубоватые отблески вокруг лица придавали ему вид утопленника, а мрачные темные тени под глазами указывали на непрофессионализм перестаравшегося визажиста, или же ему следовало задуматься о том, чтобы заменить кофеиновую подзарядку на настоящий сон.

- Где я? Что это за место? – Корво жестом указал на камни и мусор, который лениво проплывал мимо. Он увидел большой отполированный рояль, музыкальный пюпитр. Букеты роз и измятые гобелены, все то, что бесчисленное множество раз видел в театрах и оперных домах.

Чужой выглядел необычайно довольным просто висеть над землей на расстоянии фута и молчаливо смотреть на Корво, так что он подошел к краю платформы, где они находились и посмотрел вниз. Это было… странно. Он ожидал головокружения, как бывает, когда смотришь вниз с необычайной высоты, но, очевидно, все здесь работало не так, как ожидалось. Синева (воздух? Вода? Но, тогда как он может дышать?) простиралась во все направления, и все что он знал, это то, что он с таким же успехом мог сейчас смотреть вверх, а не вниз.

Корво обернулся и обнаружил, что Чужой не сдвинулся с места. Он по-прежнему висел над землей, скрестив руки и склонив голову, словно не мог решить какую-то загадку.

- Почему ты в моем сне? – спросил его Корво. – Я видел тебя всего раз, и ты мне действительно не понравился. Если Адмирал сдержит слово, то я никогда больше не окажусь с тобой в одном помещении. Что я одобряю, кстати. Так что, у тебя нет никакого права врываться в мои сны, как будто они принадлежат тебе.

- Ты так думаешь? – Чужой лениво моргнул, не сводя взгляда с Корво. – Если это действительно твой сон, значит причина в том, что ты пригласил меня. Как еще я мог появиться тут, еще и в таком странном виде?
Он обвел себя рукой: ноги его не касались земли, а фигуру окружали завихрения воздуха.

- Я не приглашал тебя, - ответил Корво, и Чужой неприятно улыбнулся.
- Но я здесь. И ты сделал меня чем-то куда большим, чем простым смертным. Скажи мне, Корво, почему я такой? Ты боишься меня?

Он начал приближаться, и Корво шагнул назад, инстинктивно опасаясь чего-то, чего не смог бы объяснить. Что-то внутри кричало, что ему нужно покинуть это место, что это, возможно, даже не его сон. Он принял участие в постановке достаточного количества пьес Шекспира, чтобы усвоить: связываться со сверхъестественным – это Очень Плохая Идея.

- Я не боюсь тебя, - сказал он твердо, хотя уже достиг края платформы и за ним простиралась бесконечная синева. – Ты не можешь меня уничтожить. Это успели сделать до тебя.

- Нет? – Чужой остановился в нескольких футах. Он широко развел руки в стороны, словно предлагая объятия. В его темных безжизненных глазах не было ни капли тепла. – Возможно, ты хочешь мне поклоняться?

- Нет! – резко выпалил Корво и сделал ошибку, шагнув назад. Земля ушла из-под ног, и он отчаянно попытался ухватиться за край платформы, но дерево выскальзывало из его пальцев, как дым, как вода, как…

…простыня. Корво сел на постели и обнаружил, что простынь запуталась вокруг его руки, когда он ухватился за не во сне, а тонкое одеяло оказалось сброшенным на пол. Быстро осмотрев комнату, он удостоверился, что крыша снова была без дыр, а единственный свет, который проникал в нее был солнечным; на месте каменной стены вновь оказался дверной проем. Что же, кажется, он не получит скидку на арендную плату.
Время вставать.

@темы: фанфикшн, авторское, Перевод, Кофейня и бар «Песья яма», The Hound Pits Coffee Shop and Cocktail Parlour