11:52 

Последнее "Урра!"

Эфа де Фокс
...after time adrift among open stars. Along tides of light and through shoals of dust. I will return to where I began...
автор: Ellemgram
переводчик: Эфа де Фокс
бэта: Katrish
фандом: ТимФортресс2
жанр: юмор, экшн гыгы
рейтинг: джен это...
ссылка на автора: www.fanfiction.net/u/3276848/Ellemgram

Никлас скользнул в сторону, успев подхватить меди-пушку прежде, чем она упала в ров. Он ударился коленом о землю, но через мгновение боль была позабыта.
Сейчас главное – найти Билли, крики которого эхом разносились по форту, даже без помощи радиосвязи. Поэтому Никлас рванул вперед, с меди-пушкой у бедра и тяжестью на сердце. Он надеялся, что Синие не доберутся до Билли раньше него.
Медик обнаружил Билли прямо у входа в канализацию форта Красных, дрожащего, с широко распахнутыми глазами. Правой рукой он так крепко сжимал левую, что костяшки пальцев побелели.
- В чем дело? – сердце Никласа колотилось. Досада колыхнулась в нем – он спеши сюда через половину территории, бросив Ивана и Лоуренса, а Билли в это время был в безопасности в их форте.
- Они меня достали, Док, - голос Билли был на октаву выше обычного. – Этот…Их Поджигатель появился из ниоткуда, с иглой в руке. Царапнул меня… Не знаю, получилось ли у него. Хочу убедиться.
Медленно, морщась и причитая, убирая бинты от раны, Билли оторвал ладонь от пострадавшей руки. Никлас согнул ее, прищурившись в темноте и внимательно следя за каждым подозрительным шорохом, исходящим из канализации внизу. Хоть он и не разговаривал, но разум его работал с лихорадочной скоростью.
Они были правы. Команда Синих тоже охотится на них.
Царапина была длинной, но не глубокой. Длинная белая линия, тянущаяся от плеча к локтю. Никлас облегченно выдохнул.
- Вы в порядке, герр Уолш. Даже кожа не оцарапана. Сыворотка не попала внутрь.
Никлас подумал, что Бостонец сейчас шлепнется прямо в лужу перед ним. Билли покачивался на ногах, вытянув руку, чтобы удержаться от падения.
- Спасибо, Док. Я немного переживал.
- Будьте осторожны, ja? – Никлас закинул меди-пушку на плечо и развернулся к выходу. – В этой точке нам необходимо быть во всеоружии, как нигде.
Билли кивнул, потер царапину и скрылся в канализации, оставив Никласа, который побежал в сторону главного входа в форт. В ухе неистовствовал передатчик, оповещая, что его коллеги оказались внезапно, - и вполне ожидаемо, - менее уверенными в себе, чем обычно. Медик вздохнул, схватившись за меди-пушку обеими руками. Пройдя через деревянную дверь, он случайно бросил взгляд на часы. И вздохнул еще раз: громко и долго.
Они сражались всего пятнадцать минут.
(-)
Шпион Синих извивался под руками Фишера, пиджак смялся, когда игла шприца вошла в спину. Фишер нависал над ним, тяжело дыша. Теплое дыхание затуманивало линзы в противогазе.
С последним, безумным рывком шпион упал навзничь, а игла выскочила из его тела; шприц покатился по полу в угол. Шпион барахтался в грязи, одной рукой пытаясь дотянуться до места инъекции, а другой – скребя по земле.
- Ты! - выдохнул он. Единственное слово практически сочилось ядом.
Фишер улыбался, несмотря на то, что под маской этого не было видно.
- Играя с огнем можно и обжечься.
Зарычав, Синий шпион бросился вверх по ступенькам. Фишер преследовал его; комбинезон и Детонатор в руках замедляли движения.
Но вскоре, подумал Фишер довольно, шпион тоже потеряет в скорости.
Конагер отлично справился с работой. На полпути к комнате со стогом сена шпион завалился набок, нечеловеческий крик вырвался из его легких, он протянул обе руки к месту инъекции. К моменту, когда Фишер настиг шпиона, тот извивался полу, его спина изгибалась, и конечности бесконтрольно дергались в конвульсиях.
Фишер снова усмехнулся.
- Не самые приятные ощущения. Не так ли? И, оу, угадай, что? – Рыжий наклонился.- Все твои приятели вышли их строя. Никто тебе не поможет. Ты мой.
- Не совсем.
Фишер развернулся, подняв Детонатор, целясь прямо в лицо Инженера Синих, который вышел из-за угла, держа в руках пистолет. Врыв произошел практически возле головы противника и тот отпрянул, крича, держа руки у пылающего лица. Фишеру хотелось смеяться; запрокинуть голову и торжествовать над побежденными противниками, вернувшись к исполнению своей мести.
Но тут в его голове всплыли воспоминания. Никлас, сидящий на лавочке, закинув одну ногу на другую, и рассуждающий о скрытых турелях.
Рыжий покачал головой из стороны в сторону, внимательно прислушиваясь к возможным звукам, которые, как говорил медик, могут сигнализировать о нахождении рядом такой турели. У его ног застонал шпион, костюм смялся, когда его мышцы скрутило спазмом, а затем они снова расслабились.
Разумеется, констатировал Фишер, он обнаружил бы турель, если бы она была в этой комнате или во дворе. Он услышал бы ее, или, при неблагоприятном раскладе, был бы застрелен.
Он мог слышать Инженера Синих в казармах. Фишер предполагал, что мужчина сейчас слепо шарит по аптечке с медикаментами, в поисках того, что может излечить ожоги на лице. Поджигатель ощутил удовлетворение. Как же долго он не слышал этого запаха паленой плоти?
Вот только аптечка была полна медикаментов, способных излечить все, что угодно. И в рекордные сроки. Фишер знал, что он играет против времени – и у него было ощущение, что Инженер Синих скоро появится. Фишер глянул вниз, на шпиона, который лежал на деревянном полу; лицо его было скрыто под маской. Как бы Фишеру не хотелось заживо сжечь шпиона, он понимал, что время поджимает.
Шпион застонал и рыжего посетила мысль.
Ну-у, Конагер ведь говорил, что лучше бы заполучить их живьем.
Фишер схватил шпиона за воротник пиджака, грубо поставив того на колени. Противник сидел, вяло опустив голову на грудь, но он дышал и значит отрава, сделанная Конагером, работала как надо.
Резиновый сапоги стучат по полу, пока Фишер тащит шпиона к комнате с решеткой. Как только они достигли комнаты, Фишер протиснул шпиона через решетку, и тот упал на пол первого этажа. Оттуда они направились по канализации.
Возможно, он и решил не убивать шпиона сейчас, но у Фишера все еще были планы. И он был не уверен, что и в дальнейшем его план включает сохранение жизни противнику.
(-)
К ужасу Лоуренса, Синий Снайпер увидел его приближение.
- Твою мать! - Зашипел он, отпрыгивая в сторону на мосту, когда точка прицела оказалась на его груди. Насколько он знал, восстановится он без проблем, но рисковать не хотелось.
О чем, черт возьми, думали Никлас и Конагер, когда отсылали его в ближний бой? Этот бред для тех, кто не возражает получить себе, совершенно случайно, зияющую рану или ожог третьей степени.
Но он не стал спорить, потому что и у Никласа, и у Конагера была причина отправить его на это задание – необходимо было устранить Снайпера Синих.
Внимательно следя за тем, не появилось ли новых лазерных точек на нем, Лоуренс медленно прокрался по мосту. Насколько он знал, - насколько надеялся, - его товарищи по команде сейчас держали остальных членов команды Синих на виду. Тем самым позволяя ему сфокусироваться на Снайпере. Единственном, кто может убить человека с пяти сотен метров.
Размышляя об этом, он видел смысл всей затеи. Двое снайперов провели достаточно времени, каждый на своем месте, рассматривая друг друга, изучая рычание и неприличные жесты друг друга; практически, своего рода, порочное товарищество. Лоуренсу приятно было думать, что он понимает, как мыслит другой Снайпер, и что остальные из его команды тоже это знают. Врученный шприц и взгляд Конагера подтверждали это. Одна цель. Убери ее - и Синие понесут огромные потери.
К сожалению, Лоуренс подозревал, - и, скорей всего, был прав, - что противник знает о нем достаточно, чтобы быть неприятностью. Или, что хуже, быть опасным.
Как только Лоуренс достиг края моста, взрыв отправил его в полет. Он ударился о землю, проехав несколько метров по гравию и грязи перед фортом Синих. Но прежде, чем он успел отреагировать на боль, он подскочил и кинулся в относительную безопасность рва, словно испуганный кролик.
Чья-то рука грубо схватила его за отворот рубашки. Пистолет-пулемет скользнул в сторону моста.
Лоуренс ощутил, как кровь застыла в его жилах.
Пистолет ударился о дерево моста, изменил направление и полетел дальше.
Прямо в ров.
Человек, держащий Лоуренса за шкирку, хмыкнул. Ботинками Лоуренс касался земли, но его держали достаточно высоко, чтобы избежать любых его движений.
- Посмотрите, что у нас тут, - шипящий голос Синего Солдата. – Одинокий и покинутый всеми.
Лоуренс застыл, а Солдат встряхнул его.
- Где остальные из твоей команды? Прячутся, как вам и следовало бы? У меня есть для вас подарочек. И для тебя тоже.
Недолго думая, Лоуренс саданул ногами назад, ударив ими по солдатской голени, но заработал лишь ворчание:
- Не плохо, но без своих детских пистолетиков ты ничто. В схватке для настоящих мужчин ты не участвуешь.
Если бы он смотрел на Солдата, то непременно плюнул бы тому в лицо:
- Катись в ад!
- Мы уже в аду, сынок. Пока всю вашу Красную гнусь не снесем с лица земли.
Что-то острое кольнуло Лоуренса сквозь ткань кармана. Новая волна ужаса прокатилась по его телу, когда он понял, что сыворотка находится в опасной близости от падения на землю.
Один раз. Один-единственный-шанс-на-миллион, который значит сломанную шею, - сломанную, которая так и останется сломанной, - если он облажается.
К счастью, в том, чтобы попасть за один раз, Лоуренс был хорош.
Извернувшись, Лоуренс вновь попытался ударить Солдата, теперь целясь немного выше. Разумеется, ударить противника в промежность у него не вышло, но Солдат вздрогнул, отступил назад, выпустив Лоуренса из захвата. С рычанием Лоуренс подался вперед, оттолкнувшись от земли и выхватив шприц.
Игла впилась Солдату в бок. Тот отреагировал молниеносно, рывком вытащив шприц и отбросив его в сторону. Однако, бросившись на Лоуренса и вместе с ним повалившись на землю, он увидел это.
Емкость была наполовину пуста.
Более чем достаточно, чтобы сработать.
У Лоуренса не было времени почувствовать удовлетворение. Напротив, единственное, что он сейчас ощущал – это тяжелые кулаки на его лице, голове и груди.
- Ты…
Солдат не договорил. В одно мгновение он вытащил сыворотку из своего кармана. Даже опухшими заплывшими глазами Лоуренс мог видеть, то она идентична той, которую дал им Конагер.
Когда Солдат заговорил, голос его был хриплым:
- Зуб за зуб, да, сынок?
Игла впивается в плечо Лоуренса, а затем, мгновением позже, Солдат падает на землю, извиваясь в конвульсиях и стеная.
Лоуренс моргнул, убирая с глаз пот и кровь, и, наконец, закрыл глаза, останавливая покалывания. Он не знал, концентрироваться ли на боли, или облегчении, или на том, что кто бы не нашел его, пусть он сделает это быстро.
Что-то теплое и грубое окружило Лоуренса, и тут первая волна боли прошила его тело. Он едва заметил, что его, кажется, подняли и потащили куда-то, мгновение спустя опустили на что-то, и его поглотила темнота.
И сейчас была лишь обжигающая боль, дрожь, желчь, подкатившая к горлу, и мысль, что сейчас все казалось бы лучшим выбором, чем то, как боль распространяется вверх и вниз по его телу, как паутина.
Даже смерть.

@темы: Team Fortress2, Перевод

URL
   

my own world

главная