11:51 

Последнее "Урра!"

Эфа де Фокс
...after time adrift among open stars. Along tides of light and through shoals of dust. I will return to where I began...
автор: Ellemgram
переводчик: Эфа де Фокс
бэта: Katrish
фандом: ТимФортресс2
жанр: юмор, экшн гыгы
рейтинг: джен это...
ссылка на автора: www.fanfiction.net/u/3276848/Ellemgram

Конагер передавал Никласу флаконы, старясь не думать о том, что делает. Медик складывал их, один за другим, в небольшой холодильник, в котором до этого содержались сердца мега-бабуинов.
Потребовалось смехотворно мало времени, чтобы завершить сыворотку. Несколько часов, к удивлению Конагера. Хотя, ему не стоило удивляться тому, что расчеты производились быстро, а исследования – легко, как разукрасить детскую раскраску. Он ведь был гением, в конце концов.
Конагер сопротивлялся приступам бесчувственного смеха. Вместо этого он вытер руки о комбинезон и последовал за Никласом в казармы.
Остальные уже ждали их там, вызванные по связи довольно загадочной и расплывчатой формулировкой: «Бегом в казармы! Все готово!». Все сидели, уткнув локти в колени, на каждом лице – разное выражение беспокойства. Единственные, кто выглядел почти довольными, были Доу, - и Конагер не сомневался, что тот даже не станет задумываться о том, что происходит, пока у него есть возможность убивать людей, - и Антуан, который, прислонившись к дальней стене, смотрел на происходящее с видом ребенка, отрывающего крылья мухе.
Флаконы звонко стукнулись друг о друга, когда Никлас поставил холодильник на пол. Наемники подались вперед, рассматривая зеленую ядовитую жидкость, которая, казалось, светилась даже в приглушенном свете казармы.
- Прошу. - Конагер скрестил руки на груди.
Билли оказался самым храбрым. Он взял флакон, повернул его к свету, нахмурился:
- Так значит, этой штукой накачали Фишера?
- Это самый точный из всех вариантов сыворотки, сынок.
Конагер бросил взгляд в сторону Фишера. Он не хотел признавать, но ему было интересно, как Фишер отнесется к сыворотке, которая едва не стала ему смертным приговором. Но лицо рыжего было бесстрастным, он уставился на стену, словно подтверждая это.
Осторожно, Билли поместил флакон на место.
- И что дальше? Мы должны..э-э… влить это в них? Мы же не можем просто бросить эту дрянь в них, надеясь, что это попадет внутрь?
- Вот почему мы позвали вас сюда, - Никлас сбросил свой медицинских халат на лавку и засучил рукава. – Очевидно, некоторым из вас это оружие…м-м…подходит больше, но у нас есть план для каждого.
Темные глаза медика остановились на Антуане, который ответил своим фирменным бесстрастным взглядом.
- Ты же не имеешь в виду, что кто-то из нас будет накачивать Синих сывороткой, а кто-то нет? – ДеГрут уперся ногами в ящик и перебросил пустую бутылку из одной руки в другую.
- Именно.
- И чем будут заниматься другие?
- В основном – будут отвлекать внимание. - Конагер сделал шаг вперед, чтобы остальные его услышали. В любой другой день он, пожалуй, подсластил бы пилюлю, сделал бы слово «приманка» более привлекательным, но не сегодня. Сегодня у них было дело. – Их задача – выдворить Синих из форта, к парням с сывороткой. Любыми средствами.
-А если они не купятся на это?– Антуан спросил тихо, но все обернулись. – Что тогда?
Конагер решил не обращать внимания на тугой узел в груди.
- И тут, мой друг, на сцену выходите вы.
Конагер отринул сомнения и пересек комнату, держа в руках шприц из запасов Никласа. Он внимательно посмотрел на Билли, на Лоуренса и на Анутана.
- Твоя бита, твой мачете и твой нож. Не знаю, как вы это сделаете, - можете повиснуть на мосту и ударить их по ногам, - но вы должны суметь внедрить сыворотку стольким, скольким сможете прежде, чем вас поймают. И вы должны быть чертовски быстрыми, ручаюсь, Синие будут стараться сделать тоже самое с нами.
Затем Конагер кивнул Ивану, ДеГруту и Доу.
- Надеюсь, вы трое сумеете уберечь нас от того, что мы собираемся сделать с ними. Будете присматривать за нашими спинами. Никлас будет заниматься привычным делом, то есть, следить, чтобы все оставались живы и выполняли свою задачу. – Он сделал глубокий вздох. – Я и Фишер останемся в форте. Хочу убедиться, что Синие не выкинут больше никаких фокусов, пока тут никого нет.
Фишер кивнул, но ничего не сказал. Конагер с облегчение выдохнул. Он ожидал, что рыжий запротестует, и, честно говоря, не очень хотел этого спора. Не сейчас, по крайней мере.
- Что, мы просто убьем их и уедем домой? – Билли постукивал битой по кроссовку, снова и снова. – Вот на это дерьмо я не подписывался, знаете ли. Если бы мне хотелось просто убивать людей, я бы работал с отцом Энни.
- Я не знаю. Предполагаю, если Элен договорится с третьим наследником, так и будет. Мы победим, она прекратит наши контракты, мы уедем домой. Но никто этого не ждет, сынок. – Конагер пожал плечами. – Но я буду честным с тобой – сейчас мы сражаемся за свои жизни. Поэтому лучше тебе начать относиться к этому серьезно.
Бостонец не ответил. Он уставился на свои кроссовки, повертел в руках биту и кивнул, в знак того, что все понял.
- Еще вопросы? Сегодня вечером мы заполним шприцы, так что у вас есть время придумать, каким образом вы будете носить их с собой. Я планирую начать завтрашним утром. Мы слишком долго колебались – пора закончить с этим.
Кривоватые скворечники и возмущенные родители кружились в причудливом хороводе в голове Конагера, но тот отогнал странное видение. Ему не нравился тот человек, которым он стал после возвращения в Туфорт. Ему не нравилось постоянное напряжение и необходимость идти на компромисс со своими принципами, переоценить все то, что он считал «хорошим» и «правильным», потому что война братьев Манн диктовала свои правила.
Он хотел вернуться в свою двухкомнатную квартирку. Хотел вновь устроиться на свою паршивую работу, - если его, конечно, туда возьмут снова. Рутина и тайные разработки в каморке за классом. Оглядываясь назад, он и не думал, что раннее его так привлекала жизнь наёмного убийцы.
Он смотрел на лица других наемников и думал, может, он просто скучал по их компании? Эти парни были с ним, видели все, что видел он и спасали его задницу бессчетное количество раз. Фишер, всегда спасавший его турели от жучков, или Иван, согнувшись пополам, пополнял истощившийся боезапас у раздатчика, и смотрел на Конагера благодарным взглядом, который больше подходил радостному щенку.
В этот раз все закончится по-другому и они не расстанутся, словно незнакомцы. Конагер считал этих людей друзьями. А разве друзья не поддерживают общение?
Разумеется, если они все выберутся живыми.
И Конагер действительно надеялся, что так и будет.
Вечер был заполнен обрывками напряженных разговоров: Доу и ДеГрут спорили из-за карточной игры, пока Никлас вслух читал образцы немецкой поэзии. Никто не обращал внимания. Никто не думал о том, что принесет следующий день – сражаться иглами, несущими инъекцию смертельно-опасной сыворотки. Спать никому не хотелось.
Конагер предположил, что бессонница остальных вызвана теми же причинами, что и его собственная. Голова шла кругом от ощущения ужаса, которое он не испытывал прежде, с момента, когда черноволосая женщина поинтересовалась у него, не желает ли он принять участие в совершенно безопасной войне.
Наконец, когда часы на стене пробили 3 утра, все устроились на своих койках, хотя ничье дыхание не выровнялось, показывая, что кто-то уснул. Как и Конагер, они уставились в потолок, потерявшись в веренице беспокойных мыслей, которые перешли в такую же беспокойную дрему; каждый ворочался и бормотал что-то в подушку.
На рассвете прозвучала сирена, как это было каждый день, с тех пор, как они ступили на эту богом забытую землю, полную грязи и выбеленных солнцем скал. Никлас распределил шприцы, закрытые пластиковыми колпачками, чему Билли, Антуан и Лоуренс были весьма рады, и уложили шприцы во все карманы, которые обнаружились на форме.
Без слов они вышли из казармы, повернули налево, скрывшись за оловянными листами, скрывающими балкон от взглядов со двора. Было достаточно холодно в столь ранний час, хотя металл и дерево форта вовсю излучали полученное за день тепло.
- Не думаю, что это поможет, но скажу. Удачи, парни, - сказал Конагер, потирая затылок, в который впивался обод каски. – Будьте осторожны там и приглядывайте друг за другом. Я и Фишер будем здесь, на случай, если вам что-то понадобится.
- К слову, о Фишере. Где он? – Никлас осмотрел людей перед ним. – Он все еще внутри?
-Готовьтесь к бою! – голос Элен раздался из динамиков. А затем, гораздо тише (Конагер подозревал, что слышала лишь половина, принадлежащая Красным), - Сделайте это быстро. Я хочу, наконец, с этим покончить!
Техасец выругался.
- Вперед, парни. Фишер, наверно, все еще спит. Я вытащу его сюда.
Никто не ответил. Впрочем, в этом и не было необходимости. Вместо этого наемники посмотрели друг на друга; на лицах смесь тревоги и мрачной решимости, у всех, кроме ДеГрута, который глотнул своего спиртного и усмехнулся. Они подошли к краю балкона и прыгнули вниз.
Конагер не смотрел на них. Вместо этого он повернулся к казармам. Чертов рыжий. Если он еще спит, Конагер придушит его своими руками.
Но, когда техасец вошел в казармы, то обнаружил кровать Фишера пустующей. Быстрый осмотр шкафчика, принадлежащего Поджигателю, показал, что огнемет находится в своей кобуре, а кувалда, которую он обычно использовал в качестве последнего варианта, стояла, прислоненная к задней стенке.
Ракетницы же на своем месте не было.
Вся ситуация картинкой сложилась в голове Конагера. Он резко развернулся и помчался к холодильнику, в котором оставались шприцы. Пальцы летали над ними, пока Конагер пересчитывал их количество. Антуан, Лоуренс и Билли взяли каждый по пять штук из тридцати имеющихся. Сейчас же техасец насчитал лишь одиннадцать.
Четырех не было.
Он снова выругался.
- Придурок.
(-)
Шприц дрожал в руке Фишера. Он устроился у входа в форт Синих, слушая, как переговариваются Инженер и Шпион, и ждал подходящего момента, чтобы воткнуть Синему ублюдку иглу между лопаток. Он проторчал тут уже почти полчаса, с момента, как он вылез из койки, схватил несколько шприцов и прокрался из форта Красных сюда.
Насколько Фишер мог судить, Синие обсуждали стратегический план, как победить их, Красную, команду. Из тех нескольких предложений, которые он смог разобрать, выходило, что они планируют использовать Синего шпиона для выполнения всей грязной работы. Рыжий пожалел, что не может включить систему связи оповестить напарников. Он не мог так рисковать.
Кроме того, если все пойдет по плану, как только Синий Шпион закончит свой разговор с инженером, он перестанет быть угрозой для кого бы то ни было.
Поначалу Фишер чувствовал себя не в своей тарелке оттого, что тайком сбежал из форта, особенно из-за причины своего побега – месть шпиону. В конце концов, Конагер часами твердил о том, что нужно сократить насилие до минимума и сыворотка будет использована только в крайнем случае. Примерно там же был разговор о том, что они не должны забывать о том, кем они были эти два года – нормальными людьми, у которых есть работа и простые человеческие желания.
А пошло оно все к черту! Фишер провел два года, отвечая на письма одиноких отчаявшихся дамочек, которые, скорее всего, жили лишь с десятком кошек. Были еще письма Доу, но этот псих не в счет.
Топот ног привлек внимание Фишера. Он прижался к стене, жалея, что не смог захватить свой огнемет. Без него он ощущал себя почти голым, беспомощным, - ракетница не особо полезна в схватке с противником, и Фишер сомневался, что она хоть сколько поможет при встрече с вражеским Пулеметчиком или турелью.
Но он надеялся, до этого не дойдет. Фишер перевернул шприц, осторожно спрятав его в нагрудном кармане. Не было никаких сомнений – вражеский инженер и шпион закончили разговор, и кто-то из них сейчас направлялся в комнату со стогом сена.
Медленно, чтобы не привлекать внимания, Фишер выглянул из-за угла, достаточно, чтобы посмотреть на двор. Он увидел спину Синего Инженера, который как раз заворачивал за угол комнаты. Шпон тоже был там. Он сидел на ступеньках, спиной к рыжему, и собирался закурить сигарету.
Широкая улыбка расцвела на губах Фишера.
Бинго.
Он крался у стены, почти припадая к земле, словно хищник, выследивший свою жертву. Два шага, три, он вновь вытащил шприц из кармана и нацелил в спину шпиона.
Шпион Синих дернулся, обернувшись.
Его глаза расширились.
А затем закрылись, когда Фишер воткнул иглу ему в спину.

@темы: Team Fortress2, Перевод

URL
   

my own world

главная