Эфа де Фокс
...after time adrift among open stars. Along tides of light and through shoals of dust. I will return to where I began...
автор: Ellemgram
переводчик: Эфа де Фокс
бэта: Katrish
фандом: ТимФортресс2
жанр: юмор, экшн гыгы
рейтинг: джен это...
ссылка на автора: www.fanfiction.net/u/3276848/Ellemgram

Команда прекратить огонь была дана почти в полдень.
Это был результат скорых переговоров команды Красных, которые все еще находились за пределами своего форта. Они все едва волочили ноги и распространяли отчетливый запах гари; адреналин, который помогал им сражаться первые несколько часов, исчез, оставив их опустошенными.
И, хотя им не хотелось этого признавать, команда Синих заставила их бегать за каждый пенни от их будущего заработка.
Никлас первым предложил это. Он бросил взгляд на Ивана, который тяжело, словно вымотавшийся бык, прислонился к деревянной стене форта.
- Это очень тяжелая работа, доктор. – Прохрипел Иван. – Или я просто съел слишком много сэндвичей.
Медик поджал губы. У него болели руки; на левой стороне груди расцветал багровыми прожилками ожог от гранаты, залечить который не было времени. Боль пульсировала в такт сердцебиению.
Как по команде из-за угла появился Доу, слишком занятый тем, что перезаряжал ракетомет, чтобы оглядеться по сторонам. На подбородке и шее были следы пороха и еще чего-то, что Никлас идентифицировал как засохшую кровь.
- Док, - заявил Доу вместо приветствия, не поднимая глаз, - тебе следовало бы заглянуть внутрь и посмотреть, что там с Манди. Чертовы Синие все же добрались до него.
Никлас нахмурился.
- Синим удалось достать герра Манди?
- Угу. Около десяти минут назад. Эта огромная обезьяна, которую они называют своим солдатом, уколола его. Скорей всего он бы убил Лоуренса, если бы тот не ударил его тоже.
Никлас поднял брови. Он был несколько раздражен тем, что Лоуренс теперь бесполезен, однако в тоже время, он оказался приятно удивлен, - обескуражен даже, - тем, что австралийцу удалось вывести Синего солдата из игры. Их шансы все еще не были велики, но они стали определенно лучше.
- Должен сказать, не думал, что Манди справится, - Доу закинул ракетомет на плечо, и зашагал к двери. – Я имею в виду, я не удивлен, что Фишер победил шпиона, - этот парень склочнее, чем мешок белок, - но снайпер…ну знаешь, избегает конфликтов любой ценой.
Никлас не обращал на него внимания, пока последние слова Доу не вернули его к реальности.
- Что вы сказали, герр Доу?
Остановившись на полушаге, Доу обернулся. Пыль клубилась вокруг него, подсвеченная солнечным светом.
- Хах?
- Вы сказали о Фишере. И о шпионе.
- О-у, - Доу пожал плечами. – Техасец как раз беснуется по этому поводу наверху. Что-то о том, как Фишеру нужно относиться к нашим пленным. Я думал, ты в курсе.
Никлас вздохнул; поток воздуха согнал пыль со стены. Рядом с ним за разговором внимательно наблюдал Иван, его глаза были широко распахнуты от любопытства.
- Где все остальные, герр Доу?
- Ты имеешь в виду, остальных Красных? Разведчик сейчас тычет в шпиона своей битой, ДеГрут отошел к лестнице заправиться жидкой порцией уверенности, если ты понимаешь, о чем я, - Доу загибал пальцы, считая. – Техасец наверху, пытается удержать Фишера, пока он не сделал из Синего шпиона мясо по-французски. Манди в медицинском отсеке.
- А наш Шпион?
Доу пожал плечами.
- Не знаю. Рыщет где-то по округе. Ну, то, что он делает лучше всего?
Закинув меди-пушку на плечо, Никлас посмотрел через ров на форт Синих. Балкон и главный вход были пусты, но медика не покидало ощущение, что за ним кто-то наблюдает.
- Герр Доу, если вы сможете связаться со шпионом в обход системы связи, я считаю…- Никлас вздохнул еще раз. – Я считаю, нам следует перегруппироваться.
(-)
Будь у Конагера волосы достаточной длины, он бы давно вырвал их с корнями.
Он стоял перед казармами, руки были скрещены на груди. Инженер пристально смотрел на человека перед ним, чье лицо было скрыто маской.
- В последний раз, нет! – прорычал он. – Уолш следит за ним. Нет необходимости тебе идти туда.
- Я притащил его сюда! – Фишер, зарычав, стянул противогаз и кинул его на землю. Его кожа была бледной и слегка блестела от пота. – И я, черт возьми, уверен, что имею право быть там.
- Нет, не имеешь.
- А что насчет Лоуренса? Что если эти..эти… - Фишер пытался подобрать слово, но потом развел руками и просто сплюнул на пол. – Что, если они доберутся до Лоуренса?
- Уолш присматривает и за этим тоже, - Конагер старался уследить за своим голосом. – К тому же, эти двое связаны, как индюшки на День благодарения. Они никуда не денутся.
Фишер сделал несколько шагов вперед, пока между ним и Конагером не осталось всего несколько дюймов. На таком расстоянии Конагер мог ощущать запах сыворотки, остро царапающий горло. Должно быть, сыворотка выступила вместе с потом, когда организм пытался от нее избавиться.
- Прямо как тот план с Синим Разведчиком, - глаза Фишера сузились. – Все прошло просто прекрасно, насколько я помню.
Конагер сжал и разжал кулаки. Он не собирался бить Фишера. Не собирался. Если они ополчатся друг на друга, они точно покойники.
Вот только Фишер совершенно не поддерживал решимости Конагера. Совершенно.
- Не тебе об этом беспокоиться, - голос Конагера стал опасно мягким. – И если ты не хочешь, чтобы тебя привязали вместе с ними, советую тебе оглядеться вокруг и вернуться к своим обязанностям. Думаю, ты мог хотя бы притвориться, что тебе не безразлично, что случится с остальными в команде.
- Что еще я должен сделать? – Фишер резко взмахнул руками, едва не задев Конагера, а его голос поднялся до крика. – Я отправился туда, - один, - и притащил одного из них к тебе. Кто-нибудь еще удосужился пробраться на базу Синих в одиночку?
- Не притворяйся, что сделал это только во благо команды. Мы оба знаем, что это не правда. К тому же, от твоего заложника не будет толка, если его язык будет сожжен.
Глаза Фишера стали жестче, Конагер напрягся в ожидании удара. Если рыжий его ударит, ей-богу, он изобьет того до потери сознания, возродится тот или нет.
Но до этого не дошло.
Вместо этого Фишер ткнул испачканным копотью пальцем в лицо Конагеру.
- Мы еще не закончили, - прошипел он и, развернувшись, зашагал к балкону. На полпути через комнату он остановился, чтобы поднять противогаз. Мгновение он пристально смотрел на него, костяшки пальцев побелели, а затем продолжил путь.
Когда Фишер исчез за углом, плечи Конагера поникли. Он снял каску и бросил ее на пол, провел рукой по коротко стриженым волосам. Он хотел пнуть каску и отправить в полет через комнату, или швырнуть гаечный ключ на пол, или взорвать турель, стоящую перед ним. Что угодно, лишь бы избавиться от переполнявшего его гнева.
Да, Фишер, в лучших своих традициях, взрастил бушующее внутри инферно ярости из маленькой искорки.
- Все в порядке, герр Конагер?
Никлас и следующие за ним Иван и Доу появились на лестнице. Конагер выдавил из себя улыбку, хотя больше всего ему хотелось запереться в казармах и избивать стену в течение часа.
- Все просто отлично, док. Как там снаружи?
- Никакой новой информации. Я посчитал, что пришло время прерваться, и герр Доу и Иван согласились со мной. – Никлас глянул поверх плеча Конагера на закрытую дверь. – И мне кажется, что вы сейчас более информированы, чем я.
Конагер пожал плечами. Он чувствовал укол вины за то, что отправил Фишера в бой, когда никто не мог прикрыть ему спину. Однако все это быстро забылось из-за воспоминаний от произошедшей ссоры.
- Думаю, все идет своим чередом.
- Ja, - еще один взгляд в сторону казарм. – Могу я увидеть наших пленников? И не мешало бы осмотреть герра Манди.
- О, да, конечно, - Конагер отошел в сторону, пропуская Никласа.
Дверь в кармы открылась, явив два тела в дальних углах и раздраженного Билли, находящегося между ними.
- Наконец кто-то пришел за ними, - Бостонец фыркнул и вскочил на ноги. – Я им не нянька!
Тело слева, - Никлас узнал в нем Синего Солдата, связанного по рукам и ногам, - издало звук, что-то между ворчанием и воплем. Билли бросил на него раздраженный взгляд.
- Он все время пытался мне что-то сказать. Ну там, чушь вроде «Я придушу тебя во сне» или «Дерись со мной, как полагается настоящему мужчине». Пришлось заткнуть его.
Мужчины подошли ближе, и вздрогнули. Грязный носок (такие проще сжечь, чем выстирать) торчал изо рта Солдата. Если судить по выражению лица пленника, то носок на вкус был не намного лучше, чем на запах.
В другом углу сидел Синий Шпион, связанный также, но молчаливый и рассерженный.
- Манди дальше, - сообщил Конагер .
Кивнув, Никлас оторвал взгляд от Солдата Синих и пошел дальше, все еще держа одной рукой меди-пушку.
В казарме было темно и тихо, за исключением приглушенных стонов, доносящихся с кровати, стоявшей у дальней стены. Несмотря на плохое освещение, Никлас видел Лоуренса; тот свернулся калачиком на кровати, однако руки и нога его дергались, словно у паука.
- Герр Манди.
Все, что Никлас получил в ответ – низкий вздох.
- Я посмотрю, то можно сделать, - Никлас уложил меди-пушку на кровать. – Если бы Фишер мог дать более конкретную информацию. Я не могу аннулировать последствия укола, но могу снять боль. В конце концов, мы знаем, что это вас не убьет.
- Уверен, вы меня обманываете, - голос Лоуренса был грубым, словно он кричал, или рыдал, или и то, и другое вместе. Он медленно повернулся, встретившись взглядом с медиком. – Все в порядке. Делайте, что нужно, док.
(-)
Фишер пнул сапогом комок грязи, который каким-то образом оказался на балконе. Тот проскользнул по дереву, ударился о стену и разлетелся на мелкие ошметки. Нахмурившись, Фишер растоптал и эти кусочки в пыль.
Очевидным становился факт: что бы он ни делал, этого всегда, всегда будет недостаточно.
Он был в тылу врага, добрался, черт возьми, до самого основания Синих, сделал самый большой вклад в работу. И все это в условиях, когда любая ошибка будет стоить ему жизни.
И теперь они, - Конагер, если быть точным, - утверждают, что ему нельзя доверять?
Черт, Фишер первым признал бы, что за Синим Шпионом он отправился по личным мотивам. Но если бы все ограничилось этими причинами, тот шпион лежал бы ничком во рву, мертвым. А не находился бы сейчас в казармах, связанный, но живой.
Но нет. Ему все еще не доверяют.
Находящийся через мост Синий форт хранил молчание. Фишер уставился на него, все еще кроша ботинками грязь под ногами. Почему он все еще должен им что-то доказывать, снова и снова? Разве не он раз за разом бросался вперед, давая шанс уйти, когда кто-то оказывался в нескольких секундах от гибели?
За углом послышались голоса. Любопытство потянуло Фишера проверить, но он проигнорировал это желание, хмуро наблюдая за вражеским фортом, сидя у двери в маленькую, менее часто используемую комнату респауна. Он быстро пришел к выводу, что даже если бы он плыл по двору, вызывая дождь из мороженого и радуги и воплощая в себе всю любовь этого мира, его все равно считали бы монстром.
Но он не был монстром. Он делал ту работу, за которую больше никто не хотел браться. Фишер убирал за ними мусор, а команда ставила это ему в вину.
Черт возьми.
Он ненавидел себя за это, но, все же, подошел к краю балкона, чтобы услышать, о чем там говорят другие. Их голоса звучали приглушенно, - должно быть они в казармах, рассудил Фишер, - и, судя по тону Конагера, они все еще были не согласны.
Если бы он только прислушался к Фишеру. Обратил внимание на то, что тот собирался сказать. Они бы, наконец, сдвинулись с мертвой точки.
Голоса слабли, словно их обладатели двинулись дальше, внутрь казарм. Фишер пробормотал себе что-то под нос, а затем, скрестив руки на груди и нахмурившись, пошел обратно к комнате с сеном.
Ведь любопытство кошку сгубило.

@темы: Team Fortress2, Перевод