Эфа де Фокс
...after time adrift among open stars. Along tides of light and through shoals of dust. I will return to where I began...
автор: Ellemgram
переводчик: Эфа де Фокс
бэта: Katrish
фандом: ТимФортресс2
жанр: юмор, экшн гыгы
рейтинг: джен это...
ссылка на автора: www.fanfiction.net/u/3276848/Ellemgram

Кто-то хихикнул. Медленно и мягко, но с каждым мгновением звук становился все быстрее.
Фишер открыл глаза, обнаружив себя лицом к лицу с круглой, непомерно большой головой пулеметчика команды Синих. Рыжий дернулся, выставив руки в защитном жесте, но, к его удивлению, пулеметчик только хихикнул и сел на короткие, голые ножки.
Погодите-ка.
Фишер прищурился. А потом моргнул, крепко зажмурившись.
Пулеметчик был одет в подгузник.
Этого потрясения оказалось достаточно, чтобы вернуть Фишера в сидячее положение. К тому же, от этого действия разлетелись остальные карапузы-Синие, которые кругами носились вокруг него. Они порхали, как маленькие херувимчики, прячась за маленькими коробками и огромными яркими леденцами, которые вырастали прямо из ярко-зеленого холма, на склоне которого сидел Фишер. Тихая музыка эхом разносилась над всей этой долиной, очевидно, вызванная появлением розового единорога, который, резвясь, приближался к нему.
Крик вырвался из горла рыжеволосого парня. Он попытался встать, но ноги отказались сотрудничать. Он отчаянно вцепился в землю, пытаясь хоть как-то сдвинуться с холма. Но единорог только стал ближе.
Вокруг снова возобновилось хихиканье, и Фишер поежился. Маленькие херувимчики в синей форме, видимо, решив, что он не является угрозой, выпорхнул из своих укрытий, летая и кружа вокруг него, достаточно близко, чтобы можно было их коснуться. Небо прочертила радуга, а затем сверху пролилось что-то блестящее, словно дождь, и попало Фишеру в глаза. Он бешено заморгал, протирая глаза и ругаясь себе под нос. Херувимчики хихикали, и Фишер не был уверен, вызвано это его дискомфортом или же употребляемой лексикой.
Внезапно, шум смолк. Избавившись от последних блесток, Фишер приготовился к худшему и раскрыл глаза.
Единорог был перед ним.
Фишер отпрянул назад. Теперь, находясь так близко, он ощущал исходящий от этого существа запах: так пахло внутри его маски, резиной и несвежим дыханием. И, совсем немного, леденцами и жевательной резинкой.
Оно приблизилось. Открыло рот.
- Do you believe in magic?

(-)
- Ладно, парни. Достаточно на сегодня, - голос Элен разнесся над Туфортом. Раздраженный и нетерпеливый, как всегда. – Продолжим на рассвете.
Сообщение о прекращении боя было неожиданным, но желанным. Почти мгновенно наемники направились к своим казармам, иногда останавливаясь, чтобы крикнуть что-то угрожающее или устремить неприличный жест в сторону противников.
Но Фишер ничего этого не видел. Он лежал на боку, прижимаясь щекой к плитке на полу и глубоко, медленно несколько раз вдохну и выдохнул. Сердце бешено колотилось в груди, - он не знал, было ли это последствием от наркотика, которым его накачали или от радужных галлюцинаций. Он попытался дотянуться до системы связи на горле, но был очень слаб и руки отказались двигаться. Даже чтобы шепотом выругаться пришлось приложить усилия. Наконец, он закрыл глаза и попытался подняться на ноги и пройти, столько, сколько сможет.
Он не хотел думать о том, что будет, если паралич не отступит к утру. Что будет, если команда Синих обнаружит его тут, беспомощного, как младенца и всего в нескольких респаунах от того, чтобы навсегда остаться слабоумным дурачком?
В коридоре, ведущем к комнате, послышались шаги. Фишер напрягся.
- Антуан сказал, тебе нужна помощь, - голос Конагера звучал мягко. – Думаю, вам двоим нужно будет объясниться, о том, что произошло тут.
Не дожидаясь ответа, Конагер нагнулся и закинул руку Фишера на свое плечо. С ворчанием, он поднял Фишера, поддерживая его коленом. Лицо Фишера горело от смущения. Он заставил свой взгляд остановиться на плитке на полу.
- Ладно тебе. Судя по всему, этот шпион накачал тебя какой-то дрянью. Я не откажу тебе в помощи.
- Мне не нужна твоя помощь! – слова вырвались прежде, чем Фишер успел осознать их. – Я просто хочу найти этого шпиона и жечь его, пока там просто нечему будет дымиться.
Рука Конагера напряглась. Ему потребовалось несколько мгновений, чтобы сообразить, как ответить; когда он заговорил, слова его были медленными осторожными.
- Я думаю, именно из-за этого желания и начался этот бедлам, - он обхватил рукой Фишера за талию. – А теперь пошли. Отведем тебя к Доку, посмотрим, что он скажет. А за твоими вещами кого-то пошлем.
Медленно, они поднялись по лестнице, несколько раз останавливаясь, чтобы Фишер перевел дыхание. За пределами подвала оказалось, что солнце стоит высоко в небе. Встреча Фишера и Синего шпиона длилась не больше получаса.
Лоуренс ждал Конагера и Фишера у входа в казарму. Когда они приблизились, австралиец выбежал вперед, подхватив Фишера со второй стороны. Конагер издал вздох облегчения.
- Даже не представляю, как ты вообще бегаешь в этом костюме. Он, должно быть, весит тонну.
Фишер не ответил. Если чертов шпион прав, вполне возможно, он уже не сможет носить все свое снаряжение.
С помощью Лоуренса, наемники добрались до казармы и Фишер, наконец, упал на деревянную скамью, стоящую воль стены. Появился Никлас и осмотрел рыжего с деловитым выражением лица и скрещенными на груди руками.
- Я хочу знать точно, что шпион Синих сказал тебе.
Фишер глухо рассмеялся и с большим трудом поднял руку, чтобы потереть место инъекции. Кожу покалывало от прикосновения.
- Он сказал, что накачал меня неправильной ДНК, или что-то вроде. Сказал, что рано или поздно это полностью испортит систему респауна. А после этого я ощутил себя куском дерьма. В этом участвует вся команда Синих. Они стараются изолировать нас и разобраться с каждым отдельно.
Конагер не мог не признать работу вражеского инженера гениальной. Количество проделанной исследовательской работы, опытов, необходимых для осуществления плана… что ж, это было невероятно. Мысль о том, что теперь можно по-настоящему убить человека, пусть и противника, заставила его внутренне сжаться, но идея.… Самая идея, лежащая в основе, была почти прекрасной.
- И что теперь? – ДеГрут сидел на грязной деревянной лавке, держа в руке флягу. – Мы оставим все как есть и позволим им нас переловить по одному?
Лоуренс потер затылок и уставился на Никласа и Конагера.
- Если бы у нас был образец, вы двое могли бы его изучить? Выяснить, что это такое и как это вылечить?
- Боюсь, вылечить это невозможно, - сказал Никлас.
Конагер нахмурился.
- И откуда ты это знаешь?
- Потому что, герр Конагер, у меня уже есть образец.
В комнате стало тихо. Даже Иван, который все это время напевал колыбельную Саше, оторвался от этого занятия и посмотрел на Никласа.
- Администратор ждала меня в медицинском отсеке противника, - наконец сказал доктор. - Она знает, что Синие работали над сывороткой, способной повлиять на респаун. Если бы у нас была такая же сыворотка, сказала она, то это положило бы конец вражде. Война закончилась бы.
- Почему она пытается вытащить нас отсюда? – Конагер подавил желание швырнуть свой гаечный ключ в стену. – Это ведь она в первую очередь хотела, чтобы мы вернулись.
Задумчивое выражение лица Никласа сменилось на маску ледяного спокойствия.
- Я считаю, что Администратор – единственная, кто сможет ответить на ваш вопрос, герр Конагер.
Техасец нахмурился еще сильнее.
- Ты что-то не договариваешь, Док, и мне это совсем не нравится.
- Вам придется мириться с этим какое-то время. Обещаю, как только я смогу, я расскажу все, - секундная пауза. – Герр Фишер, прошу вас постараться и пройти в медицинский отсек. Я не могу устранить сыворотку, но думаю, справлюсь с ее проявлениями на время. Герр Конагер, если вам будет угодно, вы можете как угодно исследовать образец, который мне дали.
Конагер кивнул.
- Не знаю, принесет ли нам это какую-нибудь пользу, но я попробую.
- Очень хорошо, - темные глаза остановились на Фишере. - Вам нужна помощь?
Краем глаза Фишер мог видеть Антуана, прислонившегося к стене. Лицо француза было непроницаемо. Фишер быстро отвел взгляд. Он не хоте в этом признаваться даже себе, но если бы Антуан не вмешался, все было бы намного хуже.
- Я помогу, - сказал ДеГрут, поддерживая Фишера, чтобы тот встал на ноги. К удивлению рыжего, ноги, хоть и шатались, все же не отказали ему. Ощущение облегчения разлилось по телу. Похоже, шпион Синих говорил правду и паралич лишь временный. Если Никлас устранит и другие симптомы…да он будет почти как новенький.
Если, конечно, выживет.
(-)
Дыхание Фишера было медленным и размеренным, когда он лежал лицом вверх на операционном столе. В нескольких шагах от него Никлас установил капельницу.
- Обычно я не беспокоюсь по поводу седативных, - пробормотал медик, обращаясь к Конагеру, который сидел на стуле. – Но мне не хотелось бы, чтобы он оказался в шоковом состоянии.
- Ты думаешь, что сможешь помочь ему, Док?
- Vielleicht.
- Не понимаю.
- Возможно, - Никлас приделал меди-пушку к огромной конструкции, расположенной возле операционного стола. – Но я считаю, что важнее воссоздать вражескую сыворотку или найти способ с ней бороться.
Конагер покачал головой.
- Я остаюсь при своем мнении. Мы не станем никого убивать.
Медик глубоко вздохнул и прислонился к операционному столу.
- Этого я и боялся.
- В любом случае, что там задумала Элен? Думаю, зная это, я смог бы придумать, как нам справиться.
Некоторое время Никлас не отвечал. Он смотрел на Конагера через комнату, лицо его освещалось ровным красным светом от меди-пушки.
- Администратор… она думает, есть еще один наследник семьи Манн. Тот, кто наследует землю, деньги, да все. Она считает, если мы прекратим войну, третий наследник вступит в игру. Как бы то ни было, Элен это на руку.
Слова Никласа закружились в голове Конагера. Третий наследник семьи Манн? Кто-то, желающий получить полный контроль над всей корпорацией? Тот, кто закончит эту войну, полную бесчестных действий и посягательств на землю?
И они оказались прямо посередине семейных разборок.
- Я все еще не считаю, что для этого стоит убивать Синих.
- Уверен, они убьют нас, как только представится шанс.
- Тогда, мать его так, почему она снова притащила нас в этот ад? Единственная причина, по которой мы тут – убивать друг друга.
Никлас поправил очки.
- Команда Синих верна Блутарху, как стая псов. Они не позволят нам взять верх. Элен желает, чтобы мы выиграли, но об этом никто не должен знать.
- И почему она думает, что мы выстроимся за этим третьим наследником?
Медленно, Никлас выпрямился и обошел вокруг операционного стола.
- Потому что, мы все уже это сделали. В реальной жизни. Команда Синих… они были тут все эти годы, герр Конагер. Это все, что они помнят, все, что они знают.
- Ты в этом уверен?
- Администратор уверена, - доктор кивнул в сторону двери. – У нее было два года, чтобы понаблюдать за ними. Они ни разу не говорили о том, чтобы уволиться. Только о том, как укрепить форт, если на них внезапно нападут. Или о сохранении собственности Блутарха.
Фыркнув во сне, Фишер перевернулся на бок. Вздохнув, Никлас повернул выключатель на меди-пушке. Красное свечение исчезло, и мужчин окутал солнечный свет, льющийся из больших окон.
Конагер уставился на свои ноги.
- Я сказал, что мы будем придерживаться изначального плана. Но если Синие начнут одерживать верх…тогда я пересмотрю свое решение. У тебя есть необходимое оборудование, чтобы саботировать их респаун?
Медик ухмыльнулся.
- Конечно, - Никлас кивнул головой в сторону дальнего стола. На нем лежала частично распакованная черная сумка.
- Хорошо. - Они работали бы и ночью, если потребовалось бы. – Не мог бы ты сделать одолжение, и попросить всех освободить комнату в казармах? Думаю, там станем помещать противников, когда переловим их.
- Ja, -Никлас бросил последний взгляд на Фишера, который свернулся в позе эмбриона на столе. – Думаю, пусть он спит. Это то, что ему нужно.
- Разумеется.
Открыв дверь в мед.отсек, Никлас исчез за стогом сена, оставив Конагера наедине со спящим Фишером и огромным количеством работы, которую нужно сделать. Техасец глубоко вздохнул, стянул резиновую перчатку с руки, и вытер воротником рубашки пот со лба. Он пересек комнату, таща за собой стул и сел за стол.
Теперь, казалось, судьба всех восемнадцати наемников оказалась в его руках. Если он не саботирует респаун противника достаточно быстро, его товарищи могут умереть. А это приводит к тому, что необходимо продублировать сыворотку и начать убивать Синих.
Каска Конагера со стуком упала на пол, когда он наклонился к сумке на столе.
По крайней мере, это лучше, чем уроки труда в школе.
(-)
Луна стояла высоко в небе, отбрасывая длинные тени, когда Конагер и Лоуренс притащили в казармы путаницу проводов и панелей. Затем пришли ДеГрут и Доу, неся кусок металла, который блестел в лунном свете.
Дело нескольких часов, и, если расчеты Конагера были верны, это последние детали, необходимые, чтобы испортить респаун команды Синих. Отдельные части уже были собраны и лежали грудой в углу.
- Думаешь, это сработает, приятель? – Лоуренс взглянул на Конагера с другой стороны панели. Тот кивнул.
- Уверен в этом.
- Надеюсь, что ты прав. Иначе нам несдобровать.
Никлас оторвался от проводов, которые распутывал, но ничего не сказал. К облегчению Конагера, медик не проинформировал остальных об их разговоре, - и о том, что планы могут поменяться, если саботаж не удастся. Если повезет, никто об этом и не узнает.
Следующие несколько часов прошли в бурной деятельности (прерывались только для того, чтобы сходить в туалет или не дать Доу поджариться электричеством). К тому моменту, когда они закончили, взору предстала большая, блестящая машина, которая могла сойти за официальный продукт корпорации Манн и Ко, если бы кто-то поинтересовался мнением Конагера.
Она была прекрасна.
- Ну что парни, поехали, - в желудке заурчало, Конагер готовился воткнуть вилку в розетку. Медленно, он включил машину, закрыв глаза и слушая, как она оживает.
Когда он открыл глаза, панель перед ним мигала чередующимися зелеными и белыми огоньками. Стоящие позади него товарищи были рады.
- Мы можем выдвигаться? – голос Лоуренса послышался из-за плеча Конагера.
Улыбка от уха до уха расползлась на лице техасца.
- Думаю, да. Утром проведем первые испытания.
(-)
Впервые за все время, команда Красных была готова к бою, когда голос Элен прозвучал по селектору следующим утром. Даже Фишер, хотя двигался он гораздо медленнее, чем обычно, и иногда останавливался и тряс головой, словно боролся с головокружением. Он игнорировал попытки остальных помочь ему, и, как только прозвучала сирена, он расположился у стога с сеном, приготовив огнемет.
- Держишься поближе сегодня? – голос Конагера был почти заглушен грохотом работающей турели.
Фишер пожал плечами.
Минуты проходили в молчании, разрушаемом грохотом взрывов, раздающихся снаружи. Каждый раз Конагер боролся с желанием выскочить и узнать, отправился ли кто-то из команды Синих на респаун в теперь уже забаррикадированную комнату. Но каждый раз звуки боя отдалялись.
Наконец, Конагер крикнул Лоуренсу:
- Что там происходит?
- Кажется, Иван и Док хотят выманить их, - ответил Лоуренс со своего места на крыше. – Но никто не собирается выходить.
Что же, подумал Конагер, это имеет смысл, особенно если Синие придерживаются своего плана по изолированию всех наемников команды Красных.
- Думаю, они не смогут оставаться там вечно.
- Не знаю, приятель. По-моему, вполне способны.
Прежде чем Конагер смог ответить, раздался торжествующий голос Билли.
- Нашел одного из этих ублюдков. Прячется в канализации!

@темы: Team Fortress2, Перевод